Эссе по истории на тему культура серебряного века

  • 1 Ответ (-а, -ов)

    Серебряный век в истории русского искусства – это период высочайшего подъема, который, пожалуй, можно сравнить со взлетом французского искусства эпохи импрессионизма. Новый стиль в русском искусстве возник в 80-е гг. XIX в. под большим влиянием французского импрессионизма. Его расцвет отмечен рубежом XIX и ХХ вв. И уже к концу 10-х гг. ХХ столетия стиль модерн в русском искусстве, с которым ассоциируется Серебряный век, уступает свою главенствующую роль новым направлениям.

    В течение нескольких десятилетий после своего заката искусство Серебряного века воспринималось как декаданс и безвкусие. Но ближе к концу второго тысячелетия оценки стали меняться. Дело в том, что существует два типа расцвета духовной культуры. Для первого характерны мощные новации и великие достижения. Яркие примеры тому – греческая классика V–IV вв. до н.э. и особенно европейский Ренессанс. Золотой век русской культуры – это XIX столетие: А.С.Пушкин, Н.В.Гоголь, А.А.Иванов, П.И.Чайковский, Л.Н.Толстой, Ф.М.Достоевский и многие другие. Второй тип отличается изяществом и утонченностью создаваемых им ценностей, он не любит слишком яркого света и ассоциируется с луной, а та, в свою очередь, традиционно отождествляется с серебром и женственностью (в противоположность мужественной солнечности и золоту). Искусство Серебряного века, очевидно, относится ко второму типу.

    Серебряный век в русской культуре – понятие расширительное. Это не только живопись и архитектура модерна, не только символистский театр, воплотивший идею синтеза искусств, когда над постановкой спектакля вместе с режиссерами и актерами работали художники и композиторы, это и литература символизма, и особенно поэзия, которая в историю мировой литературы вошла под названием «поэзия Серебряного века». И помимо всего прочего, это стиль эпохи, это образ жизни.

    Еще в середине XIX в. представители романтизма мечтали о создании единого стиля, который мог бы окружить человека красотой и тем самым преобразовать жизнь. Средствами искусства преобразить мир – такую задачу ставили перед творцами прекрасного Рихард Вагнер и прерафаэлиты. А уже в конце XIX в. Оскар Уайльд утверждал, что «скорее жизнь подражает искусству, нежели искусство жизни». Происходила явная театрализация поведения и быта, игра стала определять не только характер художественной культуры, но и стиль жизни ее создателей.

    Сделать из своей жизни поэму – сверхзадача, которую ставили перед собой герои Серебряного века. Поэт Владислав Ходасевич объясняет это так: «Символисты прежде всего не хотели отделять писателя от человека, литературную биографию от личной. Символизм не хотел быть только художественной школой, литературным течением. Все время он порывался стать жизненно творческим методом, и в том была его глубочайшая, быть может, невыполнимая правда; и в этом постоянном стремлении протекала, в сущности, вся его история. Это был ряд попыток, порой истинно героических, найти безукоризненно верный сплав жизни и творчества, своего рода философский камень искусства».

    Были в этом стремлении и теневые стороны. Излишне манерная речь и жестикуляция, шокирующий костюм, наркотики, спиритизм – на грани веков все это было знаками избранности и порождало своеобразный снобизм.

    Литературно-художественная богема, резко противопоставлявшая себя массе, искала новизны, необычности, остроты переживаний. Одним из способов преодоления обыденности жизни стал оккультизм в самых разнообразных его проявлениях. Магия, спиритизм и теософия привлекали символистов-неоромантиков не только в качестве колоритного материала для художественных произведений, но и как реальные пути расширения собственных духовных горизонтов. Овладение магическими знаниями, полагали они, в конце концов делает человека богом, причем этот путь для каждого абсолютно индивидуален.

    В России появилась новая генерация литературно-художественной интеллигенции; она заметно отличалась от поколения «шестидесятников» не только творческими интересами; разительны были и внешние различия. Мирискусники, голуборозовцы, символисты, акмеисты уделяли серьезное внимание костюму и вообще внешнему виду. Эту тенденцию называют русским дендизмом; она характерна для людей явно западной ориентации.

    «Невозможно представить себе К.А.Сомова, признанного мастера галантных сцен, – пишет Ю.Б.Демиденко, – тщательно и любовно воссоздавшего в своих картинах «дух мелочей прелестных и воздушных», одетым в унылый старомодный сюртук или в темную рабочую блузу. Он носил сюртуки особого покроя, чрезвычайно изысканные галстуки». Не менее изящно одевались М.Врубель и В.Борисов-Мусатов, Л.Бакст, С.Дягилев и другие мирискусники. Об этом сохранилось множество свидетельств. Но королем петербургских эстетов Серебряного века по праву считают Михаила Кузмина. Не отставала и белокаменная; многие сотрудники редакций журналов «Золотое руно» и «Весы» тоже имели полное право называться русскими денди.


    Добавить
  • Ваш ответ